x

Педагог в условиях инклюзивного образования

От педагогов, работающих в системе инклюзивного образования, требуется не только повышенная профессиональная компетентность, но и особые личностные качества, главным из которых, безусловно, является доброта. О том, каким должен быть такой учитель, и какие приоритеты ему необходимо расставлять в процессе своей деятельности, вы узнаете из этой статьи.

Каким должен быть учитель детей с ОВЗ

«Специальное образование, охватывающее учащихся с особыми потребностями — инвалидов, испытывает серьезные потрясения ввиду сокращения финансирования и структурных преобразований. Социальная роль таких учреждений, как школы-интернаты для детей с нарушениями развития, подвергается переоценке. На практике специальное образование, с одной стороны, создает особые условия для удовлетворения потребностей учащихся указанной категории в медицинских и педагогических услугах, а с другой — препятствует социальной интеграции инвалидов, ограничивая их жизненные шансы». Современная общественно-экономическая ситуация в стране, исторические закономерности развития России, тенденции «оптимизации» системы специального образования при сокращении сети специальных образовательных организаций и расширении инклюзии детей с ограниченными возможностями здоровья в классы со здоровыми сверстниками определили необходимость подготовки кадров нового поколения с уточнением качественных характеристик и комплекса профессиональных способностей.

Как утверждают международные «Правила правильного производства» Европейского сообщества (GMP ЕС), «Обеспечение качества — это широкая концепция, охватывающая параметры, которые по отдельности или совместно влияют на качество продукции», так как качество должно обеспечиваться в процессе производства, а не только контролироваться в готовой продукции.

Так кто же он, «качественный» педагог инклюзивного образования, какими он должен обладать характеристиками, какие иметь свойства личности, способности, уровень профессиональной компетентности, чтобы обеспечить высокий уровень качества обучения детей с ограниченными возможностями здоровья в массовых детских садах и школах? «Главным звеном в цепи кризисных явлений и проблем, с которыми человечество столкнетесь в начале третьего тысячелетия, является кризис компетентности современных людей».

Предмет деятельности учителя в узком понимании — это передача конкретных знаний по определенной учебной дисциплине учебного плана, развитие умений и навыков, обозначенных образовательным стандартом. В более широком понимании — это полифункциональная деятельность, направленная на формирование глубоких знаний в определенной предметной области, создание условий для формирования и проявления личностных качеств ученика, развитие его мышления, интеллектуальных и творческих способностей, социально-психологических компетенций, навыков самообразования и саморазвития. Неслучайно педагогическую профессию, с одной стороны, обозначают одновременно преобразующей и управляющей, а с другой — до сих пор не утратила своей актуальности дискуссия о педагогике как искусстве и науке.

В вводимом профессиональном стандарте учителя декларируется полифункциональность его деятельности. Рассматривая его основные положения, что учитель становится одновременно педагогом, психологом, дефектологом и немного медиком в одном лице. Требования диктуют учителю условия не только быть грамотным методистом, разбираться в вопросах дидактики и теории воспитания. Сегодня быть интуитивистом хорошо, но рассматривать личность ученика на дилетантском уровне уже недостаточно. Требования сего дня — становиться действительно компетентным в вопросах возрастной и педагогической психологии, специальной психологии, коррекционной педагогики, социологии детства.

Профессия «учитель» уникальна тем, что в содержании ее деятельности актуализировано сразу несколько функций: обучающая, воспитательная, развивающая, организаторская и исследовательская. Еще Конфуций утверждал: «Кто постигает новое, лелея старое, тот может быть учителем». Важно сохранить традиционные требования к деятельности учителя — наличие высокого уровня научно-теоретических знаний в области преподаваемой дисциплины и способности качественно передавать обучающимся знания, но также стремиться к овладению и совершенствованию новых функций в решении профессиональных задач.

Сегодня происходит снижение роли учителя как единственного «держателя» научных знаний и растет его роль как эксперта и консультанта, помогающего обучающемуся ориентироваться в мире научной и социальной информации. Но и этого в условиях инклюзивного образования недостаточно. Становятся востребованными человеческие качества, способствующие проникновению во внутренний мир больного ребенка и ваянию из него Человека нравственно здорового, Человека созидающего, конструктивного позитивиста. Чтобы реализовать представленные виды деятельности, учитель как субъект данного процесса должен обладать незаурядными способностями.

Психологический портрет педагога

Для того чтобы набросать психологический портрет учителя, способного вести работу с детьми в классах инклюзивного образования, и провести качественный анализ его деятельности, стоит обратиться к разработанным учеными классификациям школьных учителей. В психолого-педагогической литературе представлено их большое количество.

Психологи дифференцируют учителей по признаку ведущего фактора индивидуальности (или их характерных сочетаний) на следующие типы:

  • эрудит — педагогическое творчество у него — производное от глубокой культуры, гуманизма, энциклопедических знаний;
  • артист — импульсивный, экспрессивный, раскован в выражении эмоциональных состояний, легко и быстро перестраивается, находчив, удачно и свободно импровизирует;
  • коммуникатор — быстро устанавливает контакты, умеет расположить к себе, умело выходит на сотрудничество и сотворчество с детьми, родителями, должностными лицами;
  • организатор — видит перспективу (особенно ближнюю и среднюю), умеет просчитывать варианты, удачно распределяет обязанности, способен убедить, потребовать, добиться исполнения;
  • романтик — педагог с большой фантазией, мастер инициатив, гипотез, проектов, привлекательных импровизаций. Не всегда последователен в осуществлении проектов;
  • интуитивист — больше доверяет чувствам, чутью, интуиции, чем логическим доводам. Часто с ходу находит верное решение, но может и ошибиться;
  • рационалист — чаще нетороплив, несуетен, спокоен, действует уверенно и осмотрительно. Отдает предпочтение строго научным доказательствам. Опирается на заранее продуманные и просчитанные проекты.

Учитель-«муха»

Есть слова афонского старца Паисия Святогорца, который мудро и образно делит всех людей на две категории. К первой он относит людей, которые подобны мухам. Ко второй — людей, которые подобны пчелам. Муха, рассуждает старец, имеет особенность летать и садиться на все грязное. Пролетая над садом, никогда не обратит внимания на цветущие яблони и вишни, не почувствует благоухания ярких цветов, но четко и целенаправленно летит туда, где грязь и зловоние. Спросите у мухи, где цветут яблони, где растут манящие своею прелестью жасмин и розы, и она ответит: «Я этого не видела, но я точно знаю, где грязь, помойки, туалеты, падаль».

Есть люди, подобные мухам, которые научились видеть в других только негативное, порочное, не доверяя им, во всех их поступках заостряют внимание только на плохом, мерзком, грубом. Если им встретится человек, совершающий добрые поступки, они не способны ему поверить, считают, что он их делает не от чистого сердца, а из-за какой-то корысти. Они, как и муха, если общаются с позитивными людьми, обязательно стараются их «запачкать», попытаются привнести в них чуждое, скверное.

Настоящим бедствием для школьников, а особенно с ограниченными возможностями здоровья, оборачивается опыт общения с учителем-«мухой», который будет со злорадством отыскивать у детей ошибки в работе, недостатки в ответах. С нескрываемым удовольствием публично сделает унижающее человеческое достоинство замечание, подметив особенности его внешности, речи или личности. При устном ответе будет наслаждаться легким заиканием, покраснением лица, другими вегетативными реакциями. Специально задаст каверзный вопрос на уточнение, «засыпав» неуверенного ученика «убойным птичьим языком» специальной терминологии.

Учитель-«муха» нетерпим к незнанию ребенка, никогда не проявит снисходительность и понимание. Педагоги именно этого типа категорически против инклюзивного образования, считая всех детей-инвалидов без разбора неполноценными и неспособными усваивать программу, являющимися тормозом развитию здоровых детей. Тут же приписывают молодому человеку ярлыки, чувствуя свое перед ним превосходство. Обязательно вспомнят прошлые промахи ученика: опоздание на занятие; улыбку, которая показалась педагогу неуместной; снисходительный взгляд, когда сам опоздал и начал занятие позже положенного; и уж точно не простят шутки в свой адрес или найденной (умником) на уроке фактической ошибки.

Любые формы контроля (диктант, самостоятельная, проверочная или контрольная работа, реферат, зачет, пробный экзамен в формате ЕГЭ, защита проекта) учитель-«муха» воспринимает как возможность для отыгрывания показавшихся обидными для себя ситуации (хотя в большинстве своем они мнимые), взятие реванша. Педагог-муха будет внимательно следить за каждым движением ученика. В случае обнаружения шпаргалки тут же взрывается, удаляет его с экзамена со скандалом. Интересно, а сам «наставник» имел опыт списывания в студенческие годы? До сих пор помню случай, как один из моих коллег — преподавателей вуза — пользовался «шпорами», сдавая кандидатский экзамен по специальности. Но потом со студентов, будучи уже кандидатом наук, спрашивал по полной программе!

Если ученик не замечен в списывании, а ответ его успешен, то Учитель-«муха» воспользуется специально заготовленной для такого случая серией каверзных дополнительных вопросов. Он постарается публично унизить экзаменуемого, заставить его страдать. Неудивительно, что ученику-жертве придется несколько раз приходить и сдавать эту злополучную «контрольную точку». Мало не покажется и тем, кто проявит к «нерадивому школьнику», с точки зрения учителя, сочувствие.

Учитель-«муха» не переносит успешности учеников в какой бы то ни было деятельности, не связанной с его преподаваемым предметом. Например, в художественной самодеятельности, спорте, техническом творчестве, общественной работе. Постоянно напоминает школьнику о том, что он получает общее образование, а не профессиональное, «нашелся, понимаешь ли, гений!». Пускай окончит школу, а потом становится спортсменом или артистом, общественным деятелем. И уж точно не повезло ученику или ученице, если они хороши собой и пользуются уважением среди ребят. В каких только грехах не обвинить их учитель-«муха»! Он очень подозрителен. Кстати, психолог Джон Бэрфут обнаружил такую закономерность: те, кто отличаются высокой степенью подозрительности, цинизма и недружелюбия, умирают раньше. Уровень смертности среди них в шесть раз выше, чем в остальных группах.

Тяжело ученикам, если они не вписываются в созданный учителем-мухой образ «хорошего ученика». Если ребенок по стилю мышления, изложению, воспроизведению материала не совпадает со стилем педагога, то тот непременно начнет его ломать, подстраивать под свой привычный, годами выработанный стиль мышления. А они просто РАЗНЫЕ: один левополушарный, а другой правополушарный; один с замедленным темпом деятельности и речи, другой чрезвычайно энергичный; один быстро выходит из равновесия, другой «железобетонный»; у одного проблемы со здоровьем, а другой «здоровее не бывает». В результате — череда оскорблений, унижений, разорванные тетради, листы с текстом выполненного задания, растоптанное достоинство, заниженная самооценка, отчаяние и душевная смута, недостаточный, а то и критический уровень качества жизни…

Среди учителей-«мух» вряд ли можно встретить союзников инклюзивному образованию. Скорее всего, они ярые приверженцы противоположной точки зрения, своими действиями или бездействием расширяют зону неуспешности ребенка-инвалида, тем самым пытаются доказать состоятельность своих нелепых, безответственных выводов.

Сколько учеников из-за таких учителей-мух не дошли до финальной черты — сдачи ЕГЭ, получения аттестата зрелости и вынуждены были уйти в ПТУ, колледжи, просто в никуда? А сколько психологически травмированных, покалеченных ребят? А если вдруг Учитель-«муха» окажется в роли воспитателя в интернате у детей, находящихся на государственном попечении или у детей-инвалидов, вынужденно оторванных от родителей? Эти педагоги как автомобили без тормозов!

Конечно, если ребенок здоров и ему повезло (стрессоустойчив, психологически мобилен, гибок и легко адаптируется к изменяющимся условиям, поддерживаемый родителями), то он, даже пройдя через испытания встреч с учителем-«мухой», останется жизнестойким. Чаще встречается обратное: внутренняя опустошенность, обрушение самооценки, неверие в себя, абсолютная утрата интереса к освоению школьных знаний, общению со старшими наставниками, страх перед будущим, критический уровень качества жизни. Это далеко не полный список реакций воспитанников на учителя-муху.

Учитель-«пчела»

Другую категорию людей старец Паисий сравнивает с пчелой. Особенность пчелы — находить все сладкое и красивое. Старец утверждал, что если в помещении, полном нечистот, положить в угол сладки й лукум и выпустить пчелу, то она будет летать до тех пор, пока не найдет эту восточную сладость. Если бы пчела умела говорить, и вы у нее спросили, где находятся нечистоты, она бы ответила, что не видела их. Однако пчела с большим удовольствием рассказала бы координаты поля, засеянного гречихой или люцерной, восхищалась бы садом, где растут благоухающие чайные розы или скромный, но такой приятно пахнущий, со сладким медовым нектаром алиссум. Так и человек-пчела видит в другом только чистое, яркое, благородное и непорочное.

Учитель-«пчела» — это труженик на ниве педагогического поиска и взращивания индивидуально-созидательного, продуктивного в ребенке. В.В. Розанов (1990) высказывал требование, чтобы в процессе образования учащихся была сохранена по возможности их индивидуальность, драгоценное качество в человеке и его творчестве.

Ограничения возможностей, поражения своих воспитанников, неудачи, промахи учитель-«пчела» воспринимает как собственную боль, старается утешить ребенка, помочь ему раскрыть в себе положительное, сохранить его достоинство и веру в собственные силы, наверстать упущенное из-за пропусков по болезни. Если ученик допустил оплошность, учитель-пчела не будет раздувать вселенский скандал, попытается убедить и себя, и обучающегося, что это произошло не преднамеренно, а случайно.

Учитель-«пчела» не только слышит слова, но и чувствует эмоциональное состояние детей. Он не дает обучающемуся потерпеть тотальное поражение, в который раз предоставляя ему очередной шанс. Никогда не будет сравнивать малоуспешного школьника с более успешными детьми. В случае необходимости сравнит лишь с самим собой, непременно отыскивая и акцентируя внимание на позитивном. Допускаем, что он, может быть, слаб методически, несовершенен в дидактике. Ему не хватает знаний в области специальной педагогики и психологии, социологии детства. Но его резервуар любви и уважения к ребенку так безграничен и велик, он так душевно щедр, что сделает гораздо больше для ребенка и его будущего, чем жестко рационально настроенный, эмоционально холодный, дидактически совершенный педагог. «Педагогическая помощь ученику в поиске своего уникального жизненного предназначения — задача школы XXI века. Путь к здоровью — путь к глубинному образу «Я». Репродуктивная педагогика производства массового человека уступит место креативному поиску учителями личностного начала в каждом ученике».

Учитель-«пчела» тщательно готовится к каждому занятию, отличается высокой методической, психолого-педагогической культурой, гуманистической направленностью и позитивным настроем, высокой научной организацией труда, деловой и в то же время психологически безопасной для всех субъектов образовательного процесса атмосферой. В своем ремесле такой педагог не стоит на месте, постоянно осваивая новые информационные технологии, интерактивные методы обучения. И делает он это для учеников, чтобы повысить их интерес к предмету и процесс учения сделать более продуктивным. Учитель-«пчела» не урокодатель, транслятор голых фактов, которого не смущают «холостые» выстрелы потраченного без пользы для развития обучающихся учебного времени. Он тщательный методист, способный рутинный процесс преподавания превратить в творческий поиск эффективного канала восприятия и усвоения информации, поскольку «у всех детей одна голова и у всех она разная!».

Независимо от стажа, учитель-«пчела» тщательно готовится к каждой встрече со школьниками. Нередко такие учителя ведут дневниковые записи наблюдений и размышлений над судьбами своих воспитанников. Им интересны дети.

Не менее важно осознанное стремление учиться овладению все более тонкими средствами влияния. Среди них — неизменный такт, разнообразие и обоснованность способов поощрения и коррекции поведения детей. Все средства педагогического общения хороши по-своему: слово, интонация, мимика, жест, практические действия. А это и есть педагогика инклюзивного образования, в основе которой лежит гуманизм, исцеляющий душу и тело.

Учитель-«оса»

Образы старца наталкивают на мысль, что можно выделить еще одну категорию людей — это человек-оса. Оса привлекает нас своим внешним видом. Она достаточно эстетично выглядит, стремительна, прекрасный опылитель растений. Однако оса имеет специфическую особенность, она всеядна: не откажется от сладкого, но в то же время — хищница, может питаться мелкими насекомыми. Личинки некоторых ос — паразиты других насекомых. Например, оса нападает на жужелицу (другое ее название — златка), укалывая своим жалом и впрыскивая парализующий яд, обездвиживает ее. Не убивает, а именно обездвиживает, затем укладывает на спину, а на брюшко откладывает яйца. Вылупившиеся личинки осы медленно пожирают еще живую жужелицу.

До поры до времени оса не нападает на человека, который может любоваться ее полетом, окраской туловища, чудным рисунком на крыльях. Но стоит ему нечаянно потревожить корягу, на которой живет осиное семейство, как они начинают стремительно атаковать его всем роем. Осы наносят опасные для жизни человека «удары», в случае высокой аллергичности индивида они могут оказаться смертельными (отечность Квинке, анафилактический шок).

В образовательной практике встречаются учителя, подобные осе. Они способны вызвать чувство доверия у воспитанников, влюбить в себя широтой познания во многих сферах науки и искусства, политики и культуры, совершенством знания преподаваемого предмета, своим мировоззрением, остроумием. Учитель-«оса» может быть блестящим оратором, владеющим аудиторией, завораживающим своим интеллектом и даром рассказчика. Неслучайно про его педагогическое искусство говорят, что это «театр одного актера». К нему тянутся школьники, с таким учителем интересно общаться, он, что называется, «свой в доску». Учителя-«осы» от общения с восхищенной аудиторией испытывают глубокое чувство удовлетворения, даже в том случае, когда на уроке они эмоционально, физически выложились на 100%. Они просто счастливы, когда школьники отмечают их учебные занятия как интересные и крайне полезные. Однако если ученике силу своей жизненной неопытности и неискушенности во «взрослых играх» нечаянно вклинится в сферу личных интересов учителя-осы, затронет его болезненную, тщательно скрываемую от всех проблему, что называется, «зайдет без спросу на его поляну», то и творчеству отмщения и агрессии со стороны такого педагога не будет предела. Зная слабые места обучающегося (тот неоднократно ему открывался в доверительных беседах), начнет морально жалить, распинать, уничтожать его публично. А.П. Чехов предупреждал: «Иногда, раскрывая свою душу, мы закрываем перед собой двери». Никогда больше этот молодой человек никому не будет доверять. Наставник, которого он так любил и которому верил, вероломно воспользовался его доверчивостью. Учитель-«оса» начинает формировать общественное мнение в отношении этого ребенка. И вот уже немалая часть педагогического коллектива (рой учителей-«ос») продолжит начатое им черное дело.

Учитель-«лягушка» и учитель-«принц»

Подобные типологии возникают не только в сфере пересечения ума и жизненного опыта, результатом которого является мудрость, но и на пересечении научных исследований. Несмотря на спорность концепции американского ученого Э. Берна, многие идеи и наблюдения, основанные на его богатом жизненном опыте психотерапевта, могут быть полезны и для нашего читателя, особенно при взаимодействии учителей и обучающихся из категории детей-инвалидов.

Основываясь на идее Э. Берна в одной из своих многочисленных работ также разделили всех людей на две группы. Одну они назвали Лягушками, другую — Принцами. Они убеждены, что Лягушками рождаются все, а вот Принцами становятся единицы. Вспомним сказку про двух лягушек, которые попали в крынку с молоком. Одна билась-билась, пытаясь выбраться из коварного сосуда, но все ее усилия были тщетны. Лягушка сдалась и утонула. Другая же сказала: «Э, нет! Не для того я родилась, чтобы погибнуть в какой-то крынке!» Она решила собрать свои последние силы и победить. Так оно и вышло. Молоко со временем скисло, лягушка взбила сметану в масло и, счастливая, выбралась на волю. Она-то и превратилась в Принца. Но сколько ей потребовалось сил и времени! Лягушка-победительница умела бороться и ждать, мы же, взрослые (родители, педагоги), не хотим тратить время на ожидания. Нам нужно все и сразу, «здесь и сейчас». И снова фрагмент из русской народной сказки, только лягушка другая — царевна. Не захотел Иван-царевич ждать три дня и три ночи, сжег лягушачью кожу и вынужден был потом искать Василису Премудрую в Тридевятом царстве, в Тридесятом государстве. Ему-то в сказке хватило терпения, мужества. А вот родителям, учителям его катастрофически не хватает. Мы не позволяем своим воспитанникам Лягушатам превратиться в Принцев. Не потому ли, что сами из категории Лягушек? Примеров тому много. Но вначале рассмотрим содержание концепции о психологических характеристиках Принцев и Лягушек и об онтогенезе превращения Лягушки в Принца.

Мы наделяем Лягушку следующими характеристиками: несамодостаточна, зависит от мнения и оценки окружающих, все подвергает сомнению, несамостоятельна. Она с трудом адаптируется к новой среде, впечатлительна, очень критична к окружающим, пытается все и всех оценивать, чаще обесценивать. Злопамятна, мстительна, с повышенной тревожностью и мнительностью, обидчива, не дает себе права на ошибку. Этого же права лишает и своих окружающих; не всегда понимает юмор, «застревает» на проблемах, щепетильна во всем, мелочна, агрессивна. Про таких людей говорят: «33 несчастья». Своим несчастьем они «заражают» окружающих. Лягушки никогда «не живут» в настоящем. Они живут в прошлом, сожалея об упущенном моменте, обвиняя либо себя, либо окружающих. Общаясь с ними, невозможно рассчитывать на искренность, они подстраиваются под ситуацию.

Представьте систему отношений учеников и учителя, которого можно отнести к категории Лягушек. Сам крайне неуверенный в своих способностях, человек заражает повышенной тревожностью и мнительностью школьников, по сто раз перепроверяет представленные работы, находит все больше и больше недостатков, ограничивает их самостоятельность, ориентируя только на проверенные жизнью стереотипные решения, напрочь отвергая инновационные, креативные подходы к рассмотрению явлений, событий.

Учителю-«лягушке» сложно строить отношения и со своими коллегами, поскольку он очень критичен, никогда не будет проявлять инициативу в построении системы взаимоотношений, у него нет близких друзей, в лучшем случае он может себе позволить приятельские отношения с кем-то из коллектива. В большинстве случаев учитель-«лягушка» ни с кем близко не общается, пассивно принимает участие в педагогических мероприятиях. К ученикам проявляет равнодушие. Очень зависим от мнения авторитетов, завуча и директора. Болезненно переживает процедуру проведения контрольных работ, срезов навыков чтения, сдачи ЕГЭ не потому, что обеспокоен трудностями для детей, а тревожится из-за того, что полученные результаты могут отразиться на его благополучии. В случае неудачи обвиняет учеников, на себя не берет ответственность за качество их подготовки.

Принц же самодостаточен, открыт, толерантен, имеет право на ошибку, это же право дает своим окружающим, весел, жизнерадостен, достаточно легко переносит жизненные трудности, не впадает в отчаяние, ищет способы их разрешения. В случае отсутствия возможности справиться самостоятельно знает, к кому и когда можно обратиться за помощью. Принц никогда не притворяется, что знает все. Не злопамятен, никогда не оценивает личность, но может быть принципиальным в оценке поступков, результатов деятельности учеников и коллег по учительскому цеху. Обладает чувством юмора, творчески подходит к окружающему. Самостоятельно принимает решения и берет за них ответственность. Легко адаптируется, в случае вины способен искренне признать ее, легок в общении, трудолюбив. Может обидеться, быть раздраженным, но не застревает на этих переживаниях. Тут же отреагировав «здесь и сейчас», живет дальше, поглощенный событиями, в отличие от застрявшей на своих переживаниях Лягушки.

Повезло ученикам и коллегам, если они взаимодействуют с педагогом-«принцем». Поддержка в случае необходимости, возможность проявить инициативу и самостоятельность, нестандартные подходы во всем: мыслях, внешнем виде, творчестве. Принц психологически искусно строит с учениками отношения, обучая их не только предмету, тонкостям науки, но и искусству социальной жизни. Не навязывая своей точки зрения, «расшифровывает» контексты моделей поведения, событий, предлагая множество вариантов и их последствий, чтобы школьник самостоятельно сделал выбор и взял на себя ответственность. Пожалуй, для образовательного процесса в школе это является крайне значимым. Учитель-«принц» осознает ответственность и необходимость своего вклада в развитие социальной состоятельности и качество жизни вверенных ему учеников. В общении с ним дети получают опыт «разруливания» нестандартных жизненных и учебных ситуаций.

Важно!
Мы достаточно подробно рассмотрим этот вариант классификации учителей, онтогенез формирования конкретного типа, для того чтобы найти способы коррекции искажений, негативных предвестников или, точнее сказать, агентов возникновения профессиональной деформации, деструкции их личности. Логика моего изложения опирается на идеи Томаса Харриса об «исторически» первом формируемом маленьким человеком отношении — отношении к себе, что поможет разобраться в самой сути социально-психологического явления формирования личности учителя.

Путь трансформации Лягушки в Принца нелегок. Все дети рождаются Лягушками. Родившийся ребенок не способен за собой ухаживать, сообщать взрослому о возникшей проблеме, он может лишь демонстрировать к ней свое отношение, например, криком о дискомфорте, когда лежит в мокрых пеленках, или этим же криком сообщить родителям о том, что он голоден или хочет пить. И только чуткая мать по каким-то ей одной понятным акустическим данным может точно определить потребности малыша. Он полностью зависим от родителей, и, по мнению Э. Берна, новорожденный уже осознает, что «он — плохой, а взрослый — хороший». Так рассуждает Зеленая Лягушка.

Личность педагога в системе инклюзивного образования

Сегодня все чаще «моральные имбецилы» встречаются в подростковой, молодежной среде. Современная молодежь нетерпима к индивидуальным проявлениям, «инакости» другого. Вспоминается первая «научная» работа гениального психолога Жана Пиаже, написанная им в десятилетнем возрасте. Она посвящена его наблюдениям в парке за воробьями, среди которых был воробей-альбинос. Будущий всемирно известный психолог был поражен своим наблюдением: нетерпимостью типичных воробьев к своему «странному сородичу». А он вновь и вновь, только что подвергнутый агрессии с их стороны, возвращался в свою «родную стаю», ибо природный инстинкт «группирования» был сильнее его «переживаний».

Важно!
В человеческом сообществе становится актуальным вопрос о масштабности нравственной патологии, о несформированности совести у подрастающего поколения.

Сегодня успешнее адаптируются к изменяющимся условиям, способны сохранить свое «нравственное лицо» и противостоять искажениям порочности субъекты с жизнестойкостью, поисковой активностью, способные искать и находить выходы из затруднительных ситуаций. Поэтому мы не можем снимать ответственность и самой личности. Став взрослым человеком, Лягушка ничего не сделала, чтобы изменить ситуацию, свое мировоззрение, взгляды на жизнь и окружающих, саму себя. На наш взгляд, это принципиальный вопрос, вызывающий необходимость показать генезис формирования личности.

У педагогов, работающих с молодыми людьми, одна из приоритетных, наипервейших задач — сформировать у подрастающего поколения любовь к жизни, вкус к ней, жизнестойкость, социальную состоятельность и умение управлять качеством своей жизни.

Личность педагога, осуществляющего профессиональную деятельность в условиях инклюзивного образования должна быть многогранной. В сложившейся ситуации со здоровьем детей образовательная организация обязана взять на себя ранее несвойственные функции — функции лидера осуществления комплексной заботы о ребенке и под «одной крышей» в школе обеспечить процессы образования, оздоровления, реабилитации, помощи и поддержки, социальной защиты, формирования культуры здоровья, оптимизации качества своих воспитанников.

Системе образования необходимо выйти за свои профессиональные границы, создать новую образовательную предметность — качество жизни субъектов образовательного процесса, основой которого является здоровье, социальное в том числе. Качество жизни может и должно выполнять функцию комплексного показателя качества образования, поскольку охватывает все аспекты жизнедеятельности обучающегося. Однако на старой предметности новой деятельности не бывает. Необходима интериоризация идеи оздоровления детей, наращивания их человеческого капитала, оптимизации качества жизни каждым педагогом, менеджером системы образования, представителем школьных общественных организаций, включая попечительские, управляющие советы.

Педагогический коллектив, конкретно каждый учитель не имеют права приступать к образовательной деятельности без сдачи «санитарно-гигиенического минимума» — знания индивидуального состояния здоровья и психологических особенностей вверенных им детей. Это побуждает педагогов неформально, а тщательно и всесторонне изучать ребенка, взаимодействовать с психологом и социальным педагогом, специалистом медицинского профиля, дефектологом, совершенствовать систему отбора и использования психолого-педагогических стратегий, тактик, образовательных технологий с целью проектирования образовательного маршрута, оптимизации учебно-воспитательного процесса конкретных учеников, групп учащихся. Учитель становится социальным проектировщиком развития воспитанников.

Приоритет сохранения здоровья, повышения качества жизни подрастающего поколения — это императив времени, неоспоримая ценность для научного анализа и практической деятельности современной школы. Несомненно, и государство, и общество должны быть заинтересованы в развитии здоровьесберегающей системы образования, повышении качества жизни воспитанников как комплексного индикатора качества образования, реализации инновационных проектов, всемерной помощи процессу расширения палитры образовательных функций и преобразованию школ в полифункциональные образовательные организации, которые в большей степени готовы к реализации инклюзивного образования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *